Россия на нелегальном положении

вложения в интернете

Владимир Путин поручил правительству вывести из теневого сектора 30 млн россиян, которые не платят налоги государству. «Газета.Ru» разбиралась, сколько же на самом деле в России «нелегалов».

В середине июля президент Владимир Путин поручил заняться решением проблемы наличия в стране теневой экономики, в рамках которой предприниматели ведут расчеты наличными, а работники получают зарплаты «в конвертах» и скрывают доходы от государства, писало агентство Bloomberg.

В материале говорится, что «в тени» находится 30 млн россиян. Источником этой цифры стал опрос, проведенный Центром социально-политического мониторинга Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и госслужбы (ИОН РАНХиГС). Социологи в мае этого года пообщались с 1600 человек в 35 регионах и выяснили, что 11,7% постоянно заняты в теневом секторе, там же имели вторичную занятость (подработку) 30,4%, при этом признались в получении зарплат в конвертах лишь 27,9% респондентов. На основании этих данных был сделан вывод, что в теневом секторе занято 30 млн человек.

Эта цифра получилась следующим образом. По данным исследований, которые проводит Росстат, в прошлом году в России экономически активным населением считались 76,6 млн человек в возрасте 15–72 лет, из которых 72,3 млн — это занятые, а 4,3 млн — безработные. Если исходить из данных ИОН, то 8,5 млн человек были постоянно заняты в теневом секторе, а еще почти 22 млн подрабатывали «в тени».

Россияне-нелегалы давно беспокоят власти.

«К сожалению, наш рынок труда практически сегодня не легитимизован. В секторах, которые нам видны и понятны, занято всего 48 млн человек. Все остальные непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты», — указывала вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец.

По ее словам, «эти люди создают серьезные проблемы для всего общества».

По данным Росстата, численность работников крупных и средних предприятий (включаются наемные работники и работавшие собственники организаций, получавшие заработную плату в данной организации) в прошлом году составляла 45 млн человек.

Помимо этого 14,8 млн человек были заняты в неформальном секторе (13,1 млн человек работали только в неформальном секторе). К неформальному сектору Росстат относит субъекты экономики, которые работают без государственной регистрации в качестве юридического лица. А еще около 7,2 млн россиян были заняты только в домашнем хозяйстве производством продукции сельского, лесного хозяйства, охоты, рыболовства, предназначенной для собственного употребления и на продажу. Таким образом, людей, которые «непонятно где заняты, чем заняты, как заняты», на самом деле довольно немного.

Вопрос в том, сколько работников и предпринимателей не платят подоходный налог в бюджет и страховые взносы во внебюджетные фонды — Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд соцстрахования.

В Федеральной налоговой службе (ФНС) «Газете.Ru» сообщили, что в 2015 году налог на доходы физических лиц платили 66,352 млн человек. Если добавить сюда индивидуальных предпринимателей, то «нелегалов» останется совсем немного. По данным ФНС, в прошлом году единый налог на вмененный доход платили 1,781 млн человек, 1,388 млн человек сидели на упрощенной системе налогообложения (правда, 458 тыс. сдали нулевые балансы), 182,2 тыс. покупали патенты, а 75 тыс. сдали декларации на уплату единого сельхозналога. Проблема в том, что суммировать эти цифры нельзя, поскольку предприниматели могут одновременно использовать несколько специальных налоговых режимов. Но если воспользоваться данными Росстата по индивидуальным предпринимателям, то можно предположить, что действующих частников в стране 2,5–3 млн человек.

Получается, что ФНС видит подавляющее число работников и индивидуальных предпринимателей. Но чтобы уточнить масштабы теневой занятости, стоит воспользоваться еще и данными Пенсионного фонда России (ПФР), поскольку они не допускают двойного счета. Работодатели и индивидуальные предприниматели, если они работают легально, обязаны перечислять страховые взносы на индивидуальные лицевые счета граждан в системе обязательного пенсионного страхования (ОПС).

Как сообщили «Газете.Ru» в ПФР, в 2015 году страховые взносы на ОПС отчислялись за 58 млн застрахованных лиц. Это означает, что еще 14,3 млн человек были заняты в том самом теневом секторе — они что-то делали и где-то работали (некоторые даже могли платить какой-то подоходный налог, например, по договорам гражданско-правового характера).

Эта цифра совпадает с оценкой Минтруда, которую предоставили в ведомстве «Газете.Ru». Представитель министерства, со ссылкой на данные ПФР, Фонда ОМС и Росстата, сообщил, что «в России насчитывается более 15 млн экономически активных лиц, за которых не поступают взносы в государственные внебюджетные фонды».

Таким образом, в стране примерно 20% занятого населения постоянно работают и занимаются предпринимательством «в тени». Это почти в два раза больше той оценки (11,7%), которую показал в своем докладе ИОН РАНХиГС.

К сожалению, число совместителей подсчитать сложно. Напомним, что социологи говорят, что треть россиян подрабатывают без уплаты налогов и страховых взносов.

Задачу вывести россиян из тени госорганы выполняют уже не первый год. Так, по словам министра труда и соцзащиты Максима Топилина, ежегодно Минтрудом каждому региону устанавливается контрольный показатель по снижению неформальной занятости. «На 2016 год это 3,9 млн человек по стране в целом», — рассказывал он. По данным Роструда, результатом работы по снижению неформальной занятости стало выявление с 2015 года более 3,18 млн человек, которые работали без трудовых договоров. Более 2,86 млн из них уже легализованы.

«Мы ведем анализ закрепляемости легализованных работников на рабочих местах, в том числе за счет отслеживания, платятся ли за них взносы в Пенсионный фонд. Сумма страховых взносов, дополнительно поступившая в бюджет ПФР за 2015 год в результате легализации, составляет 8,6 млрд руб.», — сказал Максим Топилин.

Предпринимателей правительство легализует, например, с помощью широкого внедрения патентной системы. По данным председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой, в 2015 году количество граждан и предпринимателей, работающих по патентной системе, выросло по сравнению с 2014 годом на 84%.

Но не стоит думать, что легализация теневой занятости и предпринимательства сможет решить все проблемы той же пенсионной системы. ПФР в прошлом году собрал 3,864 трлн руб. страховых взносов, а на выплату пенсий потратил 6,201 трлн руб. Вывод из тени 15 млн человек мог бы принести фонду еще около триллиона рублей. Это серьезно поправило бы дела пенсионной системы, но не закрыло бы имеющуюся дыру.

Впрочем, чиновники понимают, что только административным путем всех на свет не выгонишь. Максим Топилин говорит, что надо делать это прежде всего «за счет реализации инвестиционных проектов, создания рабочих мест, развития предпринимательства».

Но пока в стране рецессия и инвестклимат далеки от идеала. Бизнес держит инвестиционную паузу, а правительство активно сокращает бюджетные расходы и, несмотря на формальный мораторий по повышению налоговой нагрузки, периодически вбрасывает идеи по новым сборам. Вряд ли такая политика будет способствовать сокращению теневого сектора.

Петр Орехин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *